445000.ru - индекс Тольятти

18.08.2010 09:56 · Голкипер "Финикса" Илья Брызгалов съездил к родителям в Тольятти

Про голкипера “Финикса” Брызгалова, которому 22 июня исполнилось 30 лет, писали столько разного, что всего и не упомнишь. Например, что Илья – странный. Живет на своей планете. Говорить с Брызгаловым интересно, договориться сложно – потому что на незнакомый номер реагировать просто-напросто не станет. Это, кстати, модный трюк у прошедших НХЛ – даже утонченный Сандис Озолиньш нас предупреждал: “Прежде чем звонить, отправьте эсэмэс. Тогда сниму трубку”.

Брызгалов, однако ж, ответил. Пообщаться предложил в Зеленограде.

Встретил нас этот город таким дымом, что дверь автомобиля не отворить. Людей в тумане не разобрать. Тем редким парнем, что шел без марлевой повязки, был Илья. Легкая маечка, бейсболка козырьком назад.

– Ну и погодка! Жду не дождусь, когда в Америку улечу, – обронил на ходу. – Буду готовиться к “матчу века”. И кому он только нужен?!

Мы не сразу сообразили, о каком матче речь. Лишь к вечеру, заглянув в интернет, усмехнулись – 6 октября в Риге его “Финикс” сыграет товарищеский матч с местным “Динамо”.

– Так когда уезжаете?

– Через два дня. Дотерплю как-нибудь.

– Почему маской не пользуетесь?

– Думаете, поможет? Здесь в противогазе ходить надо!

– Живете в Зеленограде давно?

– Я тут не живу. На лето дом снял неподалеку, по Пятницкому шоссе.

– После раскаленного Финикса московская жара не пугает?

– Там жара легче переносится, климат посуше. Впрочем, я толком не знаю, что такое Финикс летом. В это время нахожусь в России, назад – в сентябре. Но после нынешнего московского смога готов ехать куда угодно.

– Все лето провели на родине?

– Два с половиной месяца. Сразу после сезона, как обычно, съездил с семьей на Гавайи, потом к родителям в Тольятти. Оттуда в Москву.

– Тоска не накатывает, когда приезжаете в Тольятти?

– Есть такое. Там быстро становится скучно. Город маленький, заняться нечем – спасаешься общением со старыми приятелями.

– Предложи вам кто путешествие в любую точку мира – какую выбрали бы?

– Поскорее домой поехал бы, в Лос-Анджелес. Даже если б эти проклятые торфяники не горели, все равно тянет. Уже лет пять воспринимаю как дом исключительно Лос-Анджелес. Там очень комфортно. А от Москвы устаю. Целыми днями мотаешься по городу, пробки убивают. Стоишь по три часа на МКАДе, бессмыслица какая-то… Давит на психику.

– Жить планируете в любом случае в Лос-Анджелесе?

– Я люблю Россию. Но пока дети маленькие, им будет лучше в Лос-Анджелесе.

– Значит, дом в Подмосковье вам действительно ни к чему. Разве что съемный.

– Не угадали. Я почему мотаюсь-то весь отпуск? Дом строю на Новорижском шоссе. Вот это меня и добило. Хорошо, самому не приходится ездить по рынкам, но слежу за каждым шагом строителей. Дизайнер что-то предлагает – я еду смотреть, как это будет выглядеть в живом объеме. Доверять никому нельзя – один раз поверишь, потом расхлебывай.

– Вам не позавидуешь.

– Со стройкой точно больше связываться не буду. Мы и в Лос-Анджелесе не покупали готовый дом, решили все делать с нуля. Но там легче. Никто не пытается обмануть, украсть материалы. За этим даже следить не надо. Стройку контролирует солидная компания, в контракте оговорен бюджет, вылезти за который не имеют права. Это в России к тебе придут строители: “Деньги кончились. Дом не готов”.

– В этот дом перевезете родителей?

– Они никуда не хотят – ни в Америку, ни в Москву. Вся жизнь прошла в Тольятти, все друзья там. Мама до сих пор трудится на текстильной фабрике, папа – на АвтоВАЗе. Его не сократили, завод вроде заработал. А в этом доме под Москвой буду собирать всю семью. Своих родителей, жены, сестренку с двумя дочками. Вот собака у нас еще появилась.

– Какая?

– Хаски. Привезли ее сейчас из Америки – как же бедняга мучается в Москве, просто ужас…

– Чей-то подарок?

– Дети увидели в магазине – и такое устроили: растопили папино сердце. Хотя понимал, собака – это сложнее, чем третий ребенок. Дети еще лошадку просили, но с этим повременим.

– Когда последний раз вас приглашали в российскую команду?

– Лет пять назад – в “Ладу”. Однако у меня были совсем другие цели.

– А если бы позвали сейчас – как Набокова в СКА?

– Даже обсуждать нечего – у меня контракт с “Финиксом”, в НХЛ все устраивает. Закончится контракт – будем говорить.

– Пара советов для молодого русского вратаря, который собирается в НХЛ?

– Слушать и работать.

– Когда вы приезжали в Америку, умели слушать?

– Не совсем. Это было самой большой ошибкой – слушал не все, стоило быть внимательнее. Мне казалось, что я звезда – достаточно встать в ворота, и все это поймут. А был сырым материалом.

– Зато самомнение у вас было хоть куда.

– Это точно, колоссальное. Но теперь я другой.

– Стоило ли меняться – раз самомнение помогло пробиться в НХЛ?

– Конечно, стоило. Мне прежние взгляды на жизнь скорее мешали. Я долго размышлял: что меня тормозит? Начал себя менять. Тот Брызгалов тоже был хорошим парнем. Просто мало что понимал.

  • * *

    – Что для вас в хоккее самое ненавистное?

    – Я даже от установок получаю кайф. Обожаю хоккей.

    – И кроссы обожаете?

    – У нас нет кроссов – это страшные воспоминания от российского хоккея. Вот в “Ладе-2” только бегом и занимались. За неделю добегали до Самары и обратно. Один кросс в жизни не забуду – заставили по жаре бежать 15 километров. Думал, умру прямо на ходу – причем трасса была не прямая, а с горками и спусками.

    – Выдержали?

    – На 12-м километре остановился: “Все, дальше не побегу”. Изматывающие тренировки ни к чему хорошему не приводят. Убиваешь организм. Можно себя подготовить другими способами.

    – Не каждый мальчишка отважится сказать тренеру: “Дальше не побегу”.

    – Знаете, что я больше всего не люблю? Глупость и несправедливость. Есть во мне это качество – бунтовать, если что не так.

    – Сергей Зиновьев нам недавно рассказывал: “Почти не общаюсь внутри команды, мне с хоккеистами говорить скучно”.

    – Вот! Совершенно верно!

    – Разделяете?

    – На сто процентов. Мне тоже не слишком интересно разговаривать с хоккеистами, среди них у меня практически нет друзей.

    – Есть хоть один хоккеист, с которым можете говорить о любимых книгах – и быть понятым?

    – Разве что с Пашкой Дацюком. С ним вообще здорово общаться, но близкими друзьями могу назвать лишь тех ребят, с которыми вырос.

    – С кем-то из американцев близко сошлись?

    – С Эдом Жовановски. Изумительный парень, к которому всегда можно прийти без звонка. И он, и его жена Керстен будут только счастливы. Одно слово – македонцы.

    – Среди хоккеистов мало таких любителей литературы, как вы. Что сегодня читаете?

    – Закончил “Преступление и наказание”. Вернусь в Америку и приступлю к “Бесам”. Люблю Достоевского.

    – Тяжеловато идет?

    – Очень легко. Достоевский дается тяжело, когда его в тебя насильно запихивают в школе. Вот тогда думаешь – что за муть? Школьник не в состоянии понять, о чем он пишет, – и для меня все было чужим. А теперь сам прохожу через многие ситуации, о которых упоминает Достоевский. Я старомодный, не выношу читать на компьютере – мне надо подержать книгу в руках, почувствовать бумагу.

    – Была за последнее время книжка, которая не пошла? Начали – и отложили на второй странице?

    – Со мной такого не бывает. Если беру книжку – дочитываю. Когда-то я зачитывался Сократом – до сих пор многое помнится из его споров с софистами. Некоторые говорят, что не в состоянии осилить “Мастера и Маргариту” – а я могу перечитывать без конца. Обалденная книга.

    – “Божественные” куски не пропускаете?

    – Да вы что! Это же самое увлекательное! В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат…

    – Фильм вам понравился?

    – Очень. Нету на нас Воланда. Между прочим, не такой плохой персонаж. Или вы со мной не согласны?

    – Отчего же. Согласны.

    – Профессор черной магии – это голова. Он как ревизор. Ездит по миру и смотрит – меняются ли люди? Если ты нормальный человек, способный исправиться, – Воланд оставляет жизнь, как оставил Бездомному. А кого-то бросает под трамвай – как Берлиоза. В этом тоже есть справедливость. Осталось у тебя в душе что-то божественное – ты не потерянный человек. Нет – рано или поздно с тобой кто-то управится.

    – Какие у вас отношения с Богом?

    – Я верю в Бога.

    – В церковь ходите?

    – Для меня Бог и церковь – разные вещи. Бог – он во всем, а церковь – средство управления людьми. Не скажу, что мне все в церкви кажется фальшивым, но Бог для меня в людях и зверях. А церковь – это всего-навсего человек, который читал книжки. Я разговаривал со священниками – и не услышал убедительных ответов на свои вопросы.

    – Хоккеист Виталий Прохоров вел очень веселую жизнь – а потом уехал на Валаам замаливать грехи. За год отпустил бороду до пояса. Почему с вами такого не произойдет никогда?

    – Ну, откуда вы знаете – что со мной такого не произойдет? А с Виталием мы когда-то играли вместе в “Ладе” – он уже тогда был верующим человеком.

    – Есть что-то, что не умеете – но хотите научиться?

    – Очень бы хотел научиться управлять космической ракетой. Мечтаю полететь в космос, хоть это и дорого. Честно вам говорю, а вы смеетесь…

    – Шутник вы какой.

    – Да не шутник. Поймите, мне здесь неинтересно.

    – Где – “здесь”?

    – Да вот здесь, на Земле. Житейское, практическое меня не цепляет. Ладно, дайте мне идею – и я вам скажу, хотелось бы этому научиться или нет.

    – Научиться готовить.

    – Я хорошо готовлю. Все, кто пробовал, в восторге. И кавказские блюда, и шашлычки, и картошку жареную.

    – Борщ осилите?

    – Могу. Но лучше – харчо.

    – Тогда – выучить несколько языков.

    – Мне б английский до конца освоить… Двух языков вполне достаточно.


  • * *


    – Сколько времени вам надо провести в России, чтоб без смущения протянуть деньги гаишникам?

    – Я им из принципа денег не даю. Если нарушил – готов заплатить штраф. Только по квитанции. Некоторые пытаются откровенно вымогать. Наглеют, начинают грозить, что заберут автомобиль на штрафстоянку.

    – Как реагируете?

    – Забирайте, говорю. Но сами понимаете, что поступаете не по закону. И завтра эту машину привезете с извинениями. А бывает, проверят документы и спросят: “О, вы тот самый Брызгалов?” – “Да”. Сфотографируюсь, распишусь – и еду дальше.

    – В Америке с этим как?

    – Тоже иногда отпускают. Как-то тормознул полицейский за превышение скорости: “Куда спешите?” – “На тренировку”. – “Вы хоккеист?” – “Да”. Обсудили дела “Финикса”. Потом говорит: “Я выпишу квитанцию. Не волнуйтесь, это не штраф. А напоминание, чтоб не ехали чересчур быстро”.

    – Кроме гаишников на московских улицах вас узнают?

    – Редко. В этом городе людям все равно, кто перед ними. В Финиксе популярность большая. Но болельщики ведут себя деликатно. Вот в Канаде пришлось бы нелегко. Если наш клуб перевезут в Виннипег, там даже в ресторане поесть спокойно не дадут.

    – Не хочется вам этого переезда?

    – Мне хочется стабильности. В Финиксе очень тепло, прекрасная зима, – а с другой стороны, в Виннипеге холодно. Значит, будет хорошо для моей собаки. Да и дети снег увидят впервые в жизни.

    – Находясь в России, телевизор смотрите?

    – Даже если б было время – не смотрел бы. Я и в Америке не смотрю.

    – Новости до вас доходят день на пятый?

    – Случается и такое. Допустим, я довольно долго не знал, что в Мексиканском заливе нефтяная вышка взорвалась. Пока друг не рассказал.

    – Хоккейные новости вас тоже не волнуют?

    – Да я понятия не имею, что нынче творится в хоккее. И в России, и в НХЛ. Разве это интересно?

    – Очень.

    – К примеру, о переходе Набокова узнал случайно. Позвонил помощник агента из Канады, между делом упомянул: Женя в СКА. “Да? – ответил я. – О’кей”.

    – Кто-то из хоккеистов говорил, что вы способны забыть время тренировки. И есть ли она вообще в этот день.

    – Да ну, глупости какие-то. Я живу по своим правилам, но не настолько же…

    – Все отмечают вашу фантастическую работоспособность. Но если чуть сбавите обороты, разве это скажется на игре?

    – Сейчас я мыслю иными категориями. В прошлом сезоне в “Финиксе” мне дали как никогда много свободы. Спасибо тренерам за это. Я сыграл 69 матчей, а тренировок провел гораздо меньше. Меня такой расклад устраивает. Надеюсь, и в этом сезоне все повторится. Тренер-то остался прежний – Дейв Типпет. Я повидал разных тренеров и генеральных менеджеров, но с Типпетом и Доном Мэлоуни у меня идеальное взаимопонимание. Я счастлив в “Финиксе”.

    – Прежде клуб возглавлял Уэйн Гретцки. Как с ним работалось?

    – Отлично. Он всегда горой за своих игроков. Если верит в кого-то – верит до конца. Не боится экспериментировать, молодежи дает играть. При этом Уэйн – потрясающий человек. Добрый, отзывчивый и очень-очень занятой.

    – Когда-то на вашей ловушке было написано – “Будь бойцом!”. Почему теперь этой надписи нет?

    – Ха, откуда вы знаете про эту надпись? И откуда знаете, что ее больше нет?

    – Нам кажется, вам больше нет нужды что-то писать на ловушках. Все стимулы – в голове.

    – Та надпись появилась, когда четыре года играл в фарм-клубе. Тяжелый период. Порой все надоедало и казалось, что выхода нет. Я думал: сколько можно биться головой об стену? Вот в такие моменты смотрел на ловушку и говорил себе: “Надо потерпеть”.

    – В фарме вам платили копейки. Хотя московское “Динамо” и “Ак Барс” могли сразу сделать миллионером.

    – Звали не только эти клубы. Но не все измеряется деньгами. Если есть шанс попасть в НХЛ, ты обязан им воспользоваться – иначе это трусость. Никогда не скажу, что хоккеист провел хорошую карьеру, если он не испытал себя в сильнейшей лиге мира. Правда, в 2005-м я решил, что в Америке ловить больше нечего. Время идет, прогресса никакого. Ни денег, ни славы. В итоге рассорился в пух и прах с прежним руководством “Анахайма”. Сделал так, чтоб со мной не подписывали контракт, и укатил в Омск. Готовился к сезону с “Авангардом”. И тут узнаю, что в “Анахайме” поменялась власть (вместо Брайана Мюррея генеральным менеджером стал Брайан Бурк. – Прим. “СЭ”). Бурк сказал: “Меня не волнует, что у Брызгалова в клубе было до меня. Мне этот вратарь нужен”.

    – Вы все бросили и улетели в Штаты?

    – Да. С “Авангардом”, конечно, некрасиво получилось. Люди обиделись, они на меня всерьез рассчитывали. Но я не мог упустить шанс. Можно сказать, запрыгнул в последний вагон. Если б не Бурк, наверное, до сих пор играл бы в России.

    – Считая себя неудачником?

    – Да. И однозначно не стал бы тем, кто я есть.

    – А что значит – “рассорился в пух и прах”?

    – Зачем вам это?

    – Интересно.

    – Сказал открытым текстом: больше не хочу за вас играть. Ну и еще что-то в таком духе. Умышленно сжигал мосты. “Анахайм” обещал отпустить в Россию, если в НХЛ наступит локаут. Но потом снова начали морочить голову, делать все, чтоб удержать в фарм-клубе. Вот и пришлось пойти на крайние меры. Кроме того, заявил, что отныне ни одной игры за фарм не проведу. Так и сделал.

    – Вас могли оштрафовать?

    – За что? На тренировке я каждый день присутствовал.

    – Но если бы выпустили на площадку – а вы отказались играть?

    – Зачем отказываться? Они понимали: если выпустят, я тут же пяток шайб запущу. И что дальше?

    – За четыре сезона в фарм-клубе – самый трудный день?

    – Это было как раз в то время. Вернулись из поездки в 5 утра. Неожиданно говорят: у тебя в 11 тренировка. Ее устроили для тех, кто мало играл. Я успел добраться до дома, прилег ненадолго – и поехал на каток. Впрочем, тренировкой назвать это сложно. Я просто стоял на прямых ногах. Тренеры злились, пытались увещевать – но я цедил сквозь зубы: “Fuck off”.

    – Неужели не познакомились тогда со словом “депрессия”? Не отправились к психоаналитику?

    – Этих психоаналитиков самих лечить надо. А депрессий у меня сроду не было. Неужели вы думаете, что эти четыре года я провел в сплошном стрессе? Ничего подобного. Вопрос был лишь в одном – возвращаться в Россию или нет. Волосы на себе не рвал и душевными терзаниями не изводил. Мне неплохо жилось.

    – Не считаете, что у вас украли четыре года?

    – Я должен был пройти все ступени хоккейного ада. Чтобы сегодня получать удовольствие от каждого дня в настоящем хоккее.

    – Когда чувствуете, оптимизм улетучивается, что себе говорите?

    – “Завтра будет лучше, чем вчера”. Пока не было случая, чтоб не сработало. Солнышко выглянуло – значит, все в порядке. Все живы, а остальные проблемы – настолько мелкие и ничтожные… Я лучше так вам объясню: представьте, что вы – на орбите. Полетели в космос. Смотрите на Землю – и что видите?

    – Что же?

    – Планету видите, а людей – нет. Даже домов, гигантских небоскребов, не разглядеть. Так что по сравнению с этим житейские неприятности? Ни-че-го. Не будем о них говорить. Это скучно.

    – Давайте о детях. У вас сын и дочка. Что им не позволяете?

    – Старшей шесть лет, младшему – четыре. Много чего не позволяю. Дерзить старшим, например. Могу отругать, но руку в жизни не поднимал.

    – А на вас – поднимали?

    – Да. И за дело. Не хочу, чтоб кто-то знал о моей проделке, но папа поступил правильно.

    – До определенного возраста вы пили, курили, были первым на учете в милиции.

    – Было такое. С того дня, когда папа устроил взбучку, все изменилось. В тюрьму, может, и не загремел бы, но дорожка была скверная. С хоккеем закончил бы точно. Да и Тольятти – город боевой. В 90-е на улице даже из гранатометов постреливали – и никто этому не удивлялся.

    – Чего вы боитесь?

    – Высоты. Раньше спокойно катался на американских горках, но однажды в голове щелкнуло: вдруг что-нибудь случится? К чему риск? И все – на аттракционы меня больше не загонишь. Зато перед самолетами страха как не было, так и нет.


  • * *


    – Что бы вы хотели купить на аукционе?

    – О, что-нибудь раритетное! Старинное!

    – Например, очки Джона Леннона?

    – Ну вот еще! Зачем мне его очки? Лучше купил бы древний кинжал. Или какой-нибудь предмет времен Римской империи. Вот это интересно. А вы говорите – очки…

    – В вашем американском доме древние вещицы есть?

    – Пока нет. Но вот заработаю много денег – будут.

    – А болельщики что дарят?

    – Альбомы с фотографиями. Или игрушки, которые дети делают своими руками. Если пытаются всунуть тортик или печенье – отвечаю, спасибо, кушайте сами. Выкидывать не хочется, а пробовать – себе дороже. Хотя многие хоккеисты берут, благодарят – а в раздевалке сразу в трэш это печенье. Кто знает, что там намешали?

    – К Овечкину время от времени после матча подходят девицы, задирают майку и просят расписаться на груди.

    – Это не только к Овечкину – ко мне тоже.

    – Первый раз это шокирует?

    – Нет, нормально. Вот на трусах расписываться не стал.

    – И об этом просили?

    – Конечно. Девчонки подходят, протягивают что-то. Я всматриваюсь: “Это что?” – “Мои трусы…” Отодвигаю рукой – нет, расписываться на них не буду. Хоть и канючат вслед.

    – Однажды на празднование Хеллоуина защитник “Далласа” Крейг Людвиг загримировал жену под тренера Кена Хичкока, а сам нарядился как генеральный менеджер клуба Боб Гейни. Как развлекались в ваших командах?

    – Ни в “Анахайме”, ни в “Финиксе” до такого не доходило. У нас все было проще – ребята гримировались разве что под точильщика коньков или администратора. Будь моя воля, я бы никакого маскарада не затевал, но это в Штатах не принято. Хеллоуин все-таки.

    – И какой костюм надевали вы?

    – Супер Марио (Super Mario Bros – “Супербратья Марио”, культовая видеоигра. – Прим. “СЭ”). Не люблю выряжаться. Да и жарко что в Анахайме, что в Финиксе. Если напялишь на себя костюм попугайчика, долго в нем не высидишь. На такие вечеринки приходят и жены игроков. Все веселятся, немножко выпивают.

    – Но вы-то, кажется, двенадцать лет не притрагиваетесь к спиртному?

    – Тринадцать. Забыл уже вкус алкоголя.

    – Нет желания вспомнить?

    – А я потерял к нему интерес. Мне это не нужно. В Америке никто не будет уговаривать выпить, если не хочешь. Это не Россия. Вот здесь иногда людям приходится объяснять, чтоб отстали.

    – Даже на приеме в Кремле после победы на чемпионате мира-2009 не подняли бокал шампанского?

    – А меня там не было. Сразу после финала улетел в Америку. Соскучился по жене и детям.

    – Вас не пытались отговорить?

    – Пытались. Но семья для меня важнее. Ну, пришел бы я в Кремль. “Здравствуйте”. – “Здравствуйте”. Постояли бы, сфотографировались, выпили…

    – …Все, кроме вас.

    – Скучно. Лучше это время провести с семьей.

    – Кстати, когда свадьба?

    – Какая свадьба?

    – У вас же ее не было – расписались в Калифорнии, да и только. А жена обещала в интервью, что свадьба обязательно состоится.

    – Может, лет в 90 устроим праздник. Чтоб правнуки за ней несли фату… Женитьба действительно получилась спонтанной. Проезжали мимо конторы, которая регистрирует браки, – зашли, и нас моментально расписали. В самом деле – чего тянуть-то? А после я скупил для супруги весь цветочный магазин, что был по соседству. Забрал все-все цветы, в гостинице не пройти было по номеру.

    – Да вы романтик. А в юности как знакомились с девушками?

    – Ой, с этим постоянно возникали проблемы. Я был очень скромный, даже застенчивый.

    – Сейчас вы не такой?

    – В этом смысле я не изменился. Чему только рад.

    – А когда вас номинируют на приз лучшему вратарю НХЛ, вы приезжаете в Лас-Вегас и стоите рядом с Кросби – нет ощущения, что от вашей застенчивости ничего не осталось?

    – Хм, никогда не задавался таким вопросом. Но вообще скромность и застенчивость – это прекрасно. Представим ситуацию. Подходит к девушке отвязный, нагловатый, вульгарный парень – разве это хорошо? Кому такой понравится?

    – Вас ведь по итогам прошлого сезона могли признать лучшим вратарем НХЛ. Велико было разочарование, когда назвали другого?

    – Еще до церемонии сказал жене, что из “Финикса” призы получат все, кроме меня. Так и вышло. Дали генеральному менеджеру, главному тренеру и Шейну Доуну, нашему капитану. А я остался без призов.

    – Полагаете, Райана Миллера наградили незаслуженно?

    – Этого я не говорил. Миллер – сильный вратарь, в “Баффало” провел потрясающий сезон.


  • * *

    – Для самого себя поняли, почему так звонко была проиграна Олимпиада в Ванкувере?

    – Конечно. Думаю, по этим же причинам проиграли и чемпионат мира.

    – Со стороны это выглядело чисто тренерским поражением.

    – По-моему, вы ответили на свой вопрос.

    – Олимпийский четвертьфинал с Канадой пересматривали?

    – Что там пересматривать – когда канадцы вышли и просто нас разорвали? Одна команда оказалась подготовленной, другая – не готова вовсе. Я вернулся в “Финикс” – на меня таращились круглыми глазами: “Что у вас стряслось?!” Ни у кого не было логического объяснения. Начиная от генерального менеджера и заканчивая массажистом. И мне приходилось рассказывать.

    – Профессионал чувствует цену другому профессионалу. Вам на пятой минуте матча с Канадой стало понятно, чем он закончится?

    – Совершенно верно. Было видно еще с вбрасывания – что-то не то. Кстати, в седьмом матче нашей серии с “Детройтом” произошло то же самое. На льду был один “Детройт”. Я не знаю, что делать в такой ситуации – когда команда не бежит, не думает, не борется. А в раздевалке потом стоит гробовая тишина.

    – Вы рассказывали, как сборная готовилась к игре с Канадой – прокрутили 30-секундное видео, и все. А как надо было – на ваш взгляд?

    – Надо было разбирать игру соперника. Готовиться на тренировках. Элементарные вещи: думать над построением обороны в средней зоне, в зоне защиты, выход из-под прессинга. Нужно было наигрывать большинство.

    – И его не наигрывали?

    – Наигрывали – но так… Главное, требовалось избрать хоть какую-то тактику на матч. Любая команда играет по схеме, и у Канады она была. Когда смотришь, как команда забивает голы, – многое о ней понимаешь. Над этими моментами и следовало работать.

    – Если б перед игрой мы смотрели и разбирали канадцев – все на площадке было бы иначе?

    – Думаю, да. Олимпиада разочаровала во всех смыслах. Организация ужасная. Спортсменам не могли предоставить автомобили. Надо куда-то доехать – и стоишь, не понимаешь, что делать. Такси не поймаешь, все перекрыто за несколько километров до олимпийских объектов. Приходилось топать пешком.

    – Никогда столько пешком не ходили?

    – Только с папой за грибами. В Ванкувер ко мне приезжали родители и теща. Все свободное время старался проводить с ними.

    – Американские тренеры работают не так, как наши?

    – Американцы с помощью видео разжевывают до последней мелочи. Выходишь на площадку – и все ясно. Но я встречал людей, на которых смотришь – и понять не в силах: как он вообще оказался в тренерах?

    – Это в России?

    – В Америке я работал с профессионалами. Самое глупое и нелепое, что может быть, – когда тебе ничего не говорят на установке, зато подытоживают: “Все, поехали. Порвем их, мужики!” Думаешь: ты б, родной, рассказал, как рвать-то.

    – В НХЛ собрания короткие?

    – В день игры – раскатка и три собрания. Одно общее, часа за полтора до матча. Два – по обороне соперников и по нападению. После игры разбор полетов иногда затягивается на час.

    – Вы когда-нибудь опаздывали на собрание?

    – В России однажды опоздал – и Борис Михайлов поставил на мне крест как на игроке сборной. Мы с Вадиком Тарасовым, другим вратарем, отправились из Новогорска в Москву есть суши. На обратном пути застряли в пробке. Приехали – вся команда на собрании. Прошли тихонечко, сели. Наутро нам зачем-то устроили построение, будто мы в армии. Была зима, хотя и без снега. Борис Петрович объявил состав на Кубок РОСНО. Дошел до меня – ты, говорит, будешь третьим вратарем. Сиди на трибуне, наблюдай. И в этот момент, вы не поверите, повалил снег. “Борис Петрович, видите, даже небо против вас”, – вырвалось у меня.

    – Что было дальше?

    – Все посмеялись. Но потом я позвал менеджера команды, сказал: “Мне надо срочно уезжать”. Тот заказал билет в Тольятти. Он и не предполагал, что тренеры ни о чем не догадываются. Короче говоря, матч, за которым должен был с трибуны наблюдать, смотрел уже дома по телевизору. Тренеры на меня жутко обозлились. Тарасов, если не ошибаюсь, в том матче вышел в основном составе – наказали лишь меня. Решили: 19-летний мальчишка, с гонором…

    – Позже в интервью вы рубанули: “В сборной Михайлова никогда играть не буду. Это тренер совдеповской системы”.

    – Я такое сказал? Наверное, это было очень давно. На самом деле мне Борис Петрович нравится. Можете написать – будет Михайлов тренировать сборную, я к нему приеду.

    – Если б вам сейчас объявили, что будете третьим вратарем, убегать со сбора не стали бы?

    – Да я бы просто не приехал. Либо играю, либо остаюсь дома.

    – Почему?

    – Потому что I am number one! Знаете, когда канадцы победили в финале Олимпиады, камера выхватила грустное лицо Мартина Бродера. Журналисты замучили его потом вопросами на эту тему. Бродер отвечал: “Чему радоваться? Не я же выиграл золото для Канады”.

    – Считаете, это правильный подход?

    – Абсолютно. По крайней мере для вратаря.

    – Значит, и Кубок Стэнли, завоеванный три года назад с “Анахаймом”, своим не чувствовали?

    – Полной удовлетворенности не было. Да, я принес команде три победы в плей-офф, но в последней стадии не играл.

    – Тем не менее повезли Кубок в Тольятти, где в вашу честь устроили грандиозный праздник.

    – Так город заслужил этот праздник. Когда он еще увидит Кубок Стэнли? Может, никогда. Алексей Ковалев тоже выигрывал в 1994 году, но до Тольятти Кубок Стэнли не доехал. Не в курсе почему.

    – Юлиану Семенову во время выступлений часто присылали записку: “В чем смысл жизни?” Он не ответил ни разу. А вы – знаете в чем?

    – В любви. Причем не к конкретному человеку. Любить надо все, что тебя окружает. Тогда в душе гармония – как у меня сейчас.



    Интервью взято с газеты “Спорт-Эксперс”


Еще по теме:





НОВОСТИ СЕГОДНЯ НА 445000.RU
Life is Good: сила в правде

На сегодняшний день компания Life is Good переживает не самое лучшее время. Со всех сторон на компанию нападают хейтеры, пытаясь...
Прокуратура Тольятти взяла на контроль расследование по факту пожара на Тупиковом проезде в Тольятти

Прокурором Центрального района г. Тольятти Рамисом Сабирзяновым лично контролируются следственные действия и оперативные мероприятия по факту пожара, произошедшего в ночь...
Опубликован список депутатов Думы г.о. Тольятти VIII созыва

С официальной публикации в газете «Городские ведомости» решений избирательных комиссий об определении результатов выборов начинается отсчёт нового пятилетнего периода тольяттинского...
Широкий круг вопросов был в поле зрения Общественной палаты г.о. Тольятти в 2022 году

На заседании Думы заместитель председателя Общественной палаты Михаил Носорев представил депутатскому корпусу информацию о работе органа общественного контроля в минувшем...
Министр торговли и промышленности Самарской области Андрей Шамин посетил ПАО «ТОАЗ»

Тольятти, 30 августа 2022 г., в рамках рабочей поездки в Тольятти министр торговли и промышленности Самарской области Андрей Шамин посетил...
Срочный микрозайм в МФО: куда обратиться и как оформить

Если вам срочно потребовались деньги, то на помощь придёт срочный онлайн займ. Вам не придётся одалживать деньги у друзей или...
Студентам «ГАПОУ Нит» провели экскурсию на заводе грузовых шин KAMA TYRES

Студенты Нижнекамского индустриального техникума («ГАПОУ Нит») побывали на производстве ЦМК шин KAMA TYRES. В экскурсии приняли участие ребята, которые в...
Дума Тольятти - важный институт народовластия

10 июня 1994 года состоялось первое заседание Тольяттинской городской думы. В состав первого созыва представительного органа местной власти вошли 16...
Главный нарколог региона: «Токсическое действие алкоголя начинается с первого глотка»

О рисках алкогольной зависимости и роли трезвого образа жизни в сохранении жизни и здоровья рассказал главный внештатный специалист министерства здравоохранения...
К реализации социального проекта «Круг заботы» приступают в Тольятти

В рамках комиссии по социальной политике Думы г.о. Тольятти 16 мая 2023 года депутаты заслушали доклад об уникальной практике работы...
Пояс Пресвятой Богородицы в Москве, как попасть?

Пояс Пресвятой Богородицы в Москве, в храме Христа Спасителя. Пребывание его продлено до 27 ноября, после чего он вернется на...
Семинар по Такемусу айкидо в Тольятти

В минувшие выходные, 18 и 19 марта 2023 года в Тольятти прошел очередной обучающий семинар по Такемусу айкидо, организованный Самарской...
В «Жигулевской долине» состоялся Городской турнир по Алтимату

24 июля в «Жигулевской долине» состоялся Городской турнир Тольятти по алтимату – командному виду спорта с летающим диском «фрисби». Соревнования...
Революция обслуживания: как дружелюбность меняет Юг России

В последние годы в России все чаще можно встретить заведения, где используется принцип дружелюбного (friendly) сервиса. Нет определенной дефиниции этому...
В рамках проекта «Школа дистанционных профессий» участникам было предложено 5 курсов

1030 человек в течение 2023 года прошли обучение в Школе дистанционных профессий. Проект реализован НКО «Клуб гражданского образования» при поддержке...